Навигация по сайту
Образование

Как будет меняться управление университетами

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Интервью с ректором Национального исследовательского  университета «Высшая школа экономики» Я. И. Кузьминовым и ректором УрФУ В. А. Кокшаровым

Кузьминов Я. И., ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Университеты разных стран имеют много общего в организации управления и решаемых проблемах. В чем, на Ваш взгляд, ключевые особенности стратегий развития университетов стран переходных экономик?

Переходные экономики часто нестабильны экономически в долгосрочном периоде. Особенностью таких стран достаточно часто является недостаток финансирования университетов прежде всего со стороны государства. В связи с тем, что университеты публичны и часто несут важную социально-политическую функцию для страны, они не могут уйти с рынка. Значит, они вынуждены работать в условиях недостатка средств. Добывание ресурсов становится основной проблемой – это в значительной степени определяет их стратегию.

Например, в России государственное финансирование третичного сектора образования составляет всего 0,9% от ВВП.  В тоже время в США и Канаде этот показатель около 1,4%. В Финляндии государственное финансирование выше российского в два раза и составляет 1,8%. Вторая важная особенность в этой связи — это условия и нормы национального законодательства, которое позволяют университетам зарабатывать. Это в первую очередь платное образование. Еще одна такая возможность — относительно свободное использование инфраструктуры для получения доходов вне связи с основной деятельностью: предоставление  помещений в аренду, производства продукции и услуг на рынок.

В России за последние 15 лет соотношение студентов,обучающихсязасчетгосударственного бюджета и за счет личных средств, сильно изменилось. В 2000 году на бюджетной основе обучалось 2802000 студента, а на платной — 1468000 студентов, то есть соотношение составляло два к одному. В 2013 году коммерческих студентов было больше на одну пятую — 2 190 000 студентов училось за государственный счет и 2 571 000 студентов оплачивали свое обучение. По прогнозам, бюджетных студентов будет становиться все меньше.

Мы видим, что университеты в развивающихся странах вынуждены становится «больше фирмами», больше ставить во главу угла получение дохода, чем аналогичные организации в развитых странах. Финансирование образовательной деятельности в российских государственных вузах на 33 % состоит из внебюджетных средств, 84% которых составляют средства населения (2014г.) Данные особенности, на мой взгляд, являются фундаментальными. Это те условия, в которых выстраивается основная политика университета в отношении глобальных и локальных социально-экономических вызовов, в отношении характера управления, в  отношении выстраивания академической среды.

Эта «экономическая» особенность присуща всем без исключения университетам переходных экономик. При этом выделяются два    стратегии: «исследовательская глобально ориентированная» и «ориентированная на национальный (или даже региональный) рынок образования».

Первая стратегия имеет догоняющий характер, вузы ориентируются на успешные примеры мировых университетов и пытаются воспроизвести важные элементы их институтов и достижений. Успешность второй стратегии определяется тем, насколько структурирован платежеспособный спрос на выпускников. В профессиональных секторах, где  имеется организованный  рынок труда с ясными показателями качества, вузы развиваются достаточно устойчиво. Если же вуз в каком-то секторе теряет «профессиональные ориентиры», он начинает работать на общее высшее образование (сводящееся к общекультурным, в основном  коммуникативным компетенциям). В этом нет беды, но, как правило, такие образовательные программы вуз «прячет» под масками профессиональных программ. Это  приводит к негативным последствиям для университетской культуры.

Нередко в экспертном сообществе высказывается мысль о том, что для стратегического развития университетов было бы эффективнее создавать новые университеты, чем заниматься реорганизацией старых. Каково Ваше мнение на этот счет?

Создание новых университетов –  это  в первую очередь вопрос спроса со стороны конкретного сектора и вопрос достаточности ресурсов – кадровых в первую очередь. Обычно такая идея возникает в результате негативного опыта изменений в «старых» университетах. Но сопротивление сложившейся университетской среды переменам – это одно, а наличие вообще академического сообщества, которое готово было бы работать на современном уровне, – это другое. В постсоветском мире есть несколько примеров новых университетов, которые созданы с помощью самого высокого начальства, но академического лица так и не обрели.

Следующий вопрос создания новых университетов — это вопрос ресурсов. Хороший университет стоит налогоплательщикам сотни миллионов или миллиарды долларов. Если у правительства или частного инвестора есть такие средства и готовность их вложить, то университет будет жить. Если нет, то проект не приживается или будет развиваться очень слабо. Еще один сценарий – это развитие в качестве нишевого (бутикового) университета, состоящего из буквально нескольких образовательных программ, как например, Европейский университет в Санкт-Петербурге или Российская экономическая школа. Культурное влияние этих вузов в России значительно, но они не могут изменить университетскую среду.

С учетом всех этих факторов,создание нового медицинского или аграрного университета в России видится маловероятным. В то время как в области социальных наук или педагогики создание «гринфилдов» представляется осмысленным. В пользу старых университетов говорит такой фактор, как репутация. С одной стороны, может показаться, что старым университетам в какой-то мере легче существовать. Например, в предметном рейтинге QS «экономика и эконометрика» ВШЭ  и МГУ входят в одну и ту же группу «101–150». При этом количество и цитируемость публикаций у МГУ в несколько раз меньше, все уравновесил фактор репутации. С другой стороны, важно понимать, что в переходных обществах фактор репутации очень гибоки может сломаться за 15-20 лет. У всех на виду печальная история некогда ведущих технических университетов, «потерявших» свои отрасли.

Современные университеты ищут способы взаимодействия с реальным сектором экономики. Наработаны разнообразные стратегические модели, различающиеся глубиной и формами сотрудничества: участие в кластерах, создание подразделений вузов на базе предприятий и организаций, создание малых инновационных предприятий и т.д. Вместе с тем вряд ли есть основания считать, что в этой сфере достигнуты сколько-нибудь значимые результаты. Что может, на Ваш взгляд, способствовать радикальному изменению ситуации?

На принципиальные изменения здесь вряд ли можно рассчитывать. Частные предприятия, нацеленные на получение прибыли, как правило, не заинтересованы в долгосрочных инвестициях в университеты, как образовательные центры, им проще направить эти деньги на повышение стартовых зарплат для привлечения готовых специалистов, подготовленных другими университетами. В этом случае для предприятий более рациональным является «поведение безбилетника», чем поведение добросовестного инвестора. Цели университетов совпадают с целями общества в целом, а не с целями отдельных корпораций. Корпорация же, войдя в университет, вероятно, сделает из него большое ПТУ и будет заинтересована в формировании человека конкурентоспособного ровно в той степени, в которой он бы не  оглядывался по  сторонам, а работал только на нее.

Это подтверждает текущая ситуация в России. На 2014 год менее 5% всех средств вузов – это средства коммерческих организаций. Всего 1% всех средств образовательной деятельности вузов финансируется за счет инвестиций коммерческих организаций.

Вторая форма взаимодействия университетов с корпорациями – это формирование на базе университетов лабораторий, полностью или частично финансирующихся со стороны корпорации. Такая форма активно развивается в мире. Но для того, чтобы частный капитал заинтересовался вузом как площадкой прикладных лабораторий, это должно быть для него выгодней, чем делать такие лаборатории внутри своей корпорации. Основание для такой выгоды одно: университет должен быть центром фундаментальных исследований. Тогда корпорация может приходить со своими деньгами и «ловить» идеи, прототехнологии, модели, возникающие как экстерналии фундаментальных разработок вместе с их авторами. Разновидность такой политики – частное финансирование инновационных парков  при университетах. Здесь в большей степени «ловля» людей, а не идей.

В России сейчас такое взаимодействие университетов с «реальной экономикой» ограничено практическим отсутствием устойчивого финансирования фундаментальных и поисковых исследований в университетах. Всего несколько вузов имеют государственное задание в этой части. Между тем, по нашим оценкам, финансирование программ фундаментальных исследований 25 ведущих университетов страны в размере их базового финансирования образовательной деятельности уже через 3–4 года позволит привлечь примерно такие же деньги из коммерческого сектора.

Благотворительность, наконец. В настоящее время можно говорить только о медленных изменениях, которые связаны с достижением российским капитализмом минимальной зрелости, сформированием богатых людей второго и третьего поколения. «Старые деньги», как правило, понимают смысл вложений в общественное благо. Они,как показывает опыт других стран, могут финансировать университеты из соображений репутации или ностальгии (если речь идет о выпускниках). В качестве наглядного примера можно привести к ей соснователя Nike Филиппа Найта, который передал Стэндфордскому университету 400 млн.долларов. Это стало одним из самых крупных частных пожертвований учебному заведению в истории. Университет направил эти деньги на подготовку нового поколения мировых лидеров.

Читать продолжение статьи

Источник: журнал «Университетское управление: практика и анализ»

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
  1. Михаил Васильевич:

    Кузьминов Я. И. очень грамотно описывает проблематику современного образования. Олигархам лишь бы прибыль получать, либо работников для своих предприятий выращивать, а заботиться о качестве образования должно прежде всего государство.
    А то на олимпиаду деньги есть, а на финансирование институтов денег мало, потом и вырастает поколение безграмотных людей. Вообщем есть, о чем подумать…

Оставить комментарий